Копорье, крепость в Ленинградской области.

Старую крепость мы поехали смотреть в праздники. Долго собирались, наконец, выбрались. Вечным укором сидел в моей голове долг перед этой областной достопримечательностью. Узнала я про крепость в Ленинградской области случайно. Приятель-переводчик дал почитать свой рассказ. Тут-то и выяснилось, что мучился он от дачной повинности у стен неких средневековых развалин, о которых я ни слуху ни духу. Места глухие, пустынные, а возраст построек близился к пяти векам. Впрочем, мы зря ждали захолустья. У моста стоял ларек, рядом высился стенд с исторической справкой. Крепость была объявлена нынче музеем с платным входом. Вокруг тусовался какой-то народ.

Читать далее: Копорье

Усадьба Богословка или Невские Кижи

Невский лесопарк был в семидесятых излюбленным местом для мальчишек ближайших окрестностей. К парку ходил катерок, проездной билет стоил копейки и в теплый сезон свобода была рядом, под рукой. Жители прочих районов, а том числе и Центрального, где прошла моя юность, подобных радостей не знали. В майские дни 2009 года мы с мужем решили выбраться, наконец, в незнакомый нам пригород.

Читать далее: Усадьба Богословка или Невские Кижи

Домой в Петербург

Сколько ни длилась командировка Григория, когда-то ей должен был наступить конец. В один из последних дней мужа вызвали на переговоры в Москву. Я отправилась вместе с ним. Грех было торчать два десятка дней в предместье и пропустить случай навестить столицу. Ждали его к пяти вечера, бесед предполагалось минут на сорок, так что перебиться где-то час до встречи, не составляло для меня никакого труда. Заказчик арендовал помещение у известной кондитерской фабрики «Красный Октябрь» и выпускал элитный фарфор, что в наше время смешило, но уже не удивляло.

Изрядно опустошив сладкий фирменный магазинчик, я вышла на крыльцо. Передо мной высились два знаменитых новодела древней столицы и текла Москва-река, прямо матрона величавая, а не простодушный нескладный подросток, как давеча в Можайске. С воды доносился звук громкоговорителя, мимо проплывал обзорный теплоход. «Вот здесь – жизнерадостно вещал женский голос – и топил свою Му-Му бедный Герасим». Надо же, это был Крымский Вал. Полезно сидеть на крылечке без дела, много чего узнаешь. Появился Григорий и мы отправились бродить по городу.

Читать далее: Домой в Петербург

Бородино

Я уходила от Лужецкого монастыря, когда позвонил Григорий. На заводе отрубили электричество, муж оказался не у дел уже в полдень и мог приехать из Обнинска ко мне в Можайск. Счастье ему выпало нежданное, хотя и с некоторым ехидством. Дело в том, что находились мы на одном расстоянии от Москвы, но на разных радиальных шоссе и были оба без карт, так что ориентиры пути следовало брать из воздуха, а перекидка тянула километров на 80, не меньше. Язык, как говорится, доведет и до Киева. Парень помоложе дорогу знал, но объяснить не смог. Мужик постарше обстоятельно и детально обсудил все вопросы по мобильнику и посоветовал выбрать для встречи известный всем строительный маркет Gross в селе на другом берегу Москвы-реки. Он был виден с холма, на котором стоял монастырь. Мне предстояло вернуться обратно и топать вперед по шоссе километра три, вряд ли больше.

Мост через реку был закрыт на ремонт, равно как и проезд автомобилей по шоссе. Об этом говорил завешенный чадрой дорожный знак и рекомендации прохожего о необходимых хитростях объезда.

Читать далее: Бородино

Можайск

Командировка мужа затягивалась. Предполагаемый отъезд откладывался со дня на день. Просмотрев карту, я надумала смотаться в Можайск. В город ходила электричка, дорога пути составляла 80 верст, да и прочие места посещений отстояли километров на 150, не меньше. Можайск был ближе всех. Наученная горьким опытом, я выяснила, что в городе был древний кремль, стоял Никольский собор и какие-то старые церкви. Соседка в электричке, по жительству можаичанка, могла указать дорогу только на водохранилище, других мест она не знала. Случай вполне обычный и рядовой, хотя город и занимал лишь 15 квадратных километров. На вокзальной площади нашелся автобус, шедший мимо  Никольского собора, и мы тронулись.

От Звенигорода Можайск отличался по духу. Удивившей нас вальяжной беспечности тут не было и в помине. Провинциальная тишь не скрашивалась никакими праздниками. Разница, собственно, была невелика. Вдвое выше численность, чуть больше легкой промышленности, вот и все, в то время, как Звенигород назывался российской Швейцарией – там был курорт, здесь просто административный центр.

Читать далее: Можайск

Звенигород. Саввино-Сторожевский монастырь и Городок

Поездка в Саввино-Сторожевский монастырь состоялась в будни. Электричка отбывала в восемь утра и в девять я уже была на месте. Святые ворота – так назывался главный вход в обитель – стояли закрытыми. Над арками парадного и служебного входов высилась башня. Она была сооружена по всем правилам фортификационного искусства и за ладность своего убранства носила имя Красная. Внутри башни над вратами в 1883 была устроена церковь Алексия, человека Божия, позже закрытая и не восстановленная в наши дни. Башню украшали киоты XVII века.

Изображены на них  были Богоматерь и преподобные Сергий и Савва.

Читать далее: Звенигород. Саввино-Сторожевский монастырь и Городок

Звенигород. В поисках истории

На следующих выходных мы отправились в Звенигород. Городок был расположен недалеко, обладал какой-то историей и манил загадкой названия. Дорога близкая, да ход оказался не короток. На шоссе машина зачихала, запарила и перегрелась.

С остановками и перерывами добрались мы до заветной подворотни, путь к которой указали милосердные водители. Да и подворотней-то назвать этот огороженный въезд между домами было трудно. Технические службы находились во дворе позади зданий.