Херцег-Нови. Савин монастырь

Наступил последний день нашего пребывания в Черногории. Следующим утром мы улетали домой, а лежавший под боком Савинский монастырь все еще оставался в наших намерениях. До обители было рукой подать, а мы как приехали, так все и тянули. Весь предыдущий день я предавалась релаксации. После тура по горным рекам каньоны Тары и Морачи стояли перед глазами, перебивать настроение ничем не хотелось, но сегодня уже отступать было некуда. Надеясь успеть до жары, мы в девять утра пошли по улице Негошева смотреть православную святыню.

Чр_ГН 18 С 2 Улица Негошева и сама, как явление, была достопримечательностью Черногории. По рассказам, она попадалась почти в каждом городе, примерно таким же образом, как у нас поминали в названиях дедушку Ленина. В простоте душевной я полагала, что речь шла о Даниле Шчепчевиче Негоше, основавшем династию черногорских Владык. Оказалось, что нет, здесь почитали другого правителя, Петра II Петровича Негоша, стяжавшего славу великого поэта. Главная улица Херцег-Нови тянулась вдоль берега моря и была самой длинной в округе. Она проходила от центра города до самого Игало, спускаясь с горы к оконечности залива. Вниз до набережной вели проулки, стояли апартаменты и уходили лестницы.

Чр_ГН 18 С 3

Приморский город садов и ступенек был просто обязан любить Владыку-поэта, он сам был поэмой и чуточку сказкой, но обожание охватывало всех в стране. Петра II почитали всенародно, а Данилу из Негушей подзабыли, чем сильно меня удивляли.

Чр_ГН 18 С 1 Чр_ГН 18 С 4

Старая Черногория возникла из Зетского княжества, управлял которым в середине XV века местный феодальный род Черноевичей. При них Зета ушла в протекторат к Венеции, при них сменила имя на Черногорию. Опасаясь нашествия турок, князь Иван I Черноевич перенёс в 1482 году столицу из Подгорицы в Цетинье и построил там монастырь. Правда святители не помогли спастись от турок. Османские войска заняли Черногорию на рубеже следующего Чр_ГН 18 С 0 0столетия. Получив, опираясь на помощь Венеции, от султана изрядную автономию, последний князь династии Черноевичей удрал-таки от напастей в Италию, оставив людей без надзора и руководства. Совет старейшин племен принял вердикт передать управление края митрополитам-владыкам, назначая при них гувернадуров, иначе сказать чиновников для разрешения светских дел. С 1516 по 1852 год Черногория пребывала теократической монархией, где поначалу правителей избирали на Советах племен. Завершил эту традицию Владыка Данило Негош, собравший в одних руках духовную и светскую власть. Избрали его в 1697, когда ему исполнилось 27. Он правил почти сорок лет и учредил наследственную передачу власти по мужской линии от дяди племяннику. XVIII век в Черногории был царством анархии и беспрерывных междоусобиц. Амбиции кланов, кровные мести, налеты и грабежи раздирали страну в клочья. Данило Негош создал общечерногорский суд из 12 старейшин, на заседаниях которого объединялись интересы разных племен, вырабатывались компромиссы и разрешались межплеменные розни. При нем черногорцы одержали победу над турками  в 1712 году и наладили связи с Россией. Пассионарный вождь Владыка Данило по сути сковал племена в единую нацию, но черногорцы любили поэта Петра II Петровича Негоша и отмечали главные улицы его именем. На них расцветала жизнь, стояли банки, рестораны, кафе, пекарни, почтовые отделения, аптеки, отели и всякие прочие туристические агенства.

Чр_ГН 18 С 5

Жара набирала силу и стало ясно, Чр_ГН 18 С 6 0что пешей дороги следует избегать любой ценой. У остановки автобуса стояла толпа, мы пристроились рядом. Хотя бы какой-нибудь шанс подъехать, а не шагать подбадривал настроение. Но главным аргументом был все-таки знак автобусной остановки. Портрет пассажира давал широкие рамки для осознания живой сущности. Турист ты, инопланетянин, не имело значения.Чр_ГН 18 С 6 Автобус пришел, пассажиров забрал и высадил нас на пустой дороге. Стояли вокруг шикарные апартаменты, но спросить, где и куда идти, было некого.

Чр_ГН 18 С 7 0 Чр_ГН 18 С 8

Шоссе пошло вверх, в этом был намек на верное направление.

Чр_ГН 18 С 9

И вправду, на холме стояла церковь, к ней вел пустынный въезд.

Чр_ГН 18 С 10 Чр_ГН 18 С 11Чр_ГН 18 С 12

Бородатое дерево на дороге казалось приветом из страшного сна.

Чр_ГН 18 С 13

Широкая лестница упиралась в ворота, за ними вырастала стрела церкви.

 Чр_ГН 18 С 15 0 Монастырь Савина считалсяЧр_ГН 18 С 15 1  главной православной святыней на берегах Бока-Которской бухты. Он получил свое название в честь первого сербского архиепископа Святого Саввы, с именем которого мы уже столкнулись в Дурмиторе. В монастыре было три церкви. Большой Успенский храм высился изящной колокольней, Малая Успенская церковь, построенная в 1030 году, выглядела скромной соседкой, хотя и появилась здесь раньше других еще до основания монастыря. Третья церковь носила имя Святого Саввы и стояла выше по холму. По преданию храм был построен самим Саввой в XIII веке.

 Чр_ГН 18 С 16

Узорные ворота были открыты и пропускали всех желавших на монастырский двор.

Чр_ГН 18 С 29 1  Чр_ГН 18 С 19

В который раз я поражалась полному безлюдью. Открытых и работавших церквей здесь было очень мало. В основном, они стояли закрытыми, а если где и толпился народ, так это были туристы. В мужском действующем монастыре, где число жителей не превышало десятка, стояли келейные корпуса на фоне живописного сада, торжественно и степенно лежали могильные плиты и ни единой живой души не промелькнуло в благостной тишине. Да, это был прошедший века пантеон, а не сельскохозяйственный хуторок, как привиделось в Мораче, но там, безусловно, шла жизнь, а здесь ее давно уже не было. Возможно прав был мой приятель, который говорил, что в Савине он слышал голос вечности.

Чр_ГН 18 С 22Чр_ГН 18 С 23Чр_ГН 18 С 24

Впервые монастырь Савина был упомянут в хрониках 1648 года, когда сбежавшие из Герцеговины монахи стали восстанавливать Малую церковь Успения Пресвятой Богородицы, потратив на эту работу почти двести лет. Под господством Венеции православная братия добилась возможности построить в обители больший храм Успения, получив на это согласие от наместника «Яснейшей Республики».

Чр_ГН 18 С 33 0 Большую Успенскую церковь построил в 1776-1799 годах Никола Форетич, хорошо Чр_ГН 18 С 25 00известный в Далмации хорватский зодчий. Двери стояли открытыми, но внутри было пусто. В глубине нефа высился иконостас XVIII века. Запретов снимать в храме, кажется, не было, но и желания острого не возникало. Все было здесь, будто уснувшим, хрестоматийным и не живым. Слепок канона, бездушный и наставительный, не вызывал ни отклика, ни благодарности, разве что поражал размером иконостаса. Единственным исключением был чудотворный лик Богородицы, хотя стыдно сказать, но весь интерес подогревался лишь любопытством к преданию о ее сокрушительной силе. По легенде которцы прислали морской десант разрушать православный храм. Монахи в отчаянии молили икону о помощи и докричались. С неба ударила молния, испепелив один из кораблей. Как поверить в эту историю, оставалось загадкой. Католики и православные, конечно, были противниками, но не на столько же. Венецианский наместник дал разрешение строить храм, а которцы собственной волей пустили сербов к Святому Луке, где полтора столетия стояли два алтаря, справляя обряды обеих конфессий. В Малой Успенской церкви все было иначе. Здесь ни один фрагмент не вызывал сомнений. Дело было не в том, что строили ее в XI веке, когда христианство еще не разделилось на конкурирующие ветви. Церковь пришлось восстанавливать от запустения, пришедшего во время владычестве турок, но и расписывали ее в XVI веке, в самый разгар мусульманского правления. Если Большая церковь уже имела представительский облик, то Малый храм поражал своей искренностью и твердил православные истины без оглядок на осторожность.

Чр_ГН 18 С 25 0Чр_ГН 18 С 27Чр_ГН 18 С 28 Маленький храм, 10 метров в длину, 6 – в ширину, сохранял мощный заряд радости и надежды, которых в большом и в помине не было. Не зря монахи из Герцеговины схватились за эту церковь. Их монастырь, под названием Тврдош, не раз громили и жгли в бесконечных войнах с Османской империей, позже и вовсе взорвали турки, а здесь на заросшем пустынном холме стоял расписанный храм с часовней Святого Саввы. Самое место было для православной обители, уже примеченное сербским архиепископом. Нам стоило снова пройтись по двору и подняться к часовне.

Чр_ГН 18 С 21 01

Савинский монастырь был действующим и мужским, в нем обитало 10 человек монахов и послушников. Вообще, интересно, за счет чего они жили? Кругом лежали кладбища и никакого подсобного хозяйства. Келейные корпуса и парк, украшенный цветами, – вот, собственно, и все подворье.

Чр_ГН 18 С 31 0Чр_ГН 18 С 32 1

Да, кстати, мы здесь были не одни. Пришли девицы, видимо, туристки. С туристов денег братия не требовала, неужто жили за церковные обряды? Так и обрядов мы нигде не видели, как, впрочем, и церковных служб. Однако храм стоял открытым и службы в нем должны были вестись. Одного Эмира Кустурицу прополоскали все СМИ за то, что в Савинской обители он принял в 2005 году православие, взяв имя Неманя при крещении. Расписания мы не видели, но порядок, безусловно, был.

Чр_ГН 18 С 30

На газоне у выхода был установлен бюст Петра II Петровича Негоша, реформатора и поэта, безмерно чтимого всей страной. Род Петровичей-Негошей был правящей династией Черногории с 1697 по 1918 год. По церковному уставу холостой, а потому и бездетный Владыка назначал преемником своей власти племянника по мужской линии, при  условии одобрения кандидата советом старейшин племен. Этот Негош оказался при власти по стечению обстоятельств, хотя можно сказать, что по указу перста судьбы. Его дядя Владыка планировал других претендентов, но один из них умер, а второй попросил отставки от наследного назначения. Он хотел остаться в имперской российской армии, куда был направлен митрополитом для обучения. Владыка не возражал и черед рассмотрения выпал на следующего племянника.

Чр_ГН 18 С 18

В 1813 году в семье младшего брата правителя родился мальчик, назвали которого Радивой, ласкательно Раде. Жили они в горном селе Негуши, недалеко от Цетине. Земель плодородных в холмистой местности встречалось мало, главным занятием было скотоводство. До двенадцати лет мальчишка жил у отца и, как все парни, пас овец, дрался на кулаках, гонял по горам, а вечерами слушал рассказы о древних героях и былых сражениях. Клан Петровичей считался состоятельным и дядюшка забрал подростка на обучение. Образование парню давали в монастырях, прочих школ в Черногории не водилось. Чтение и письмо он освоил в Цетине, итальянский, русский, французский изучал в Савинском монастыре, там же постиг математику, псалтырь и церковное пение. Библиотека обители до сих пор хранит Чр_ГН 18 С 0 1с гордостью не только рукописное Евангелие 1375 года, но и русский букварь, по которому учился смышленый Раде. В пятнадцать лет юноша вернулся в Цетине под надзор сербского поэта, историка и секретаря Владыки Симо Милутиновича, учившего парня не только поэзии да философии, но и практическим навыкам ближнего боя. Петр I Петрович Негош умер в 1830 году. Владыка не успел сделать публичного заявления, но продиктовал Милутиновичу завещание, в котором передавал Радивою свои духовные и светские полномочия. Еще одну волю изрек умиравший старик. Он загодя проклял всех тех, кто предал бы тесную связь с Россией в обмен на сближение с Австрией. На совете старейшин племен возникли дебаты, слишком молод и мало обучен был Радивой, но более всех горячился давнишний противник и конкурент клана Петровичей. Его посчитали завистником, тем паче, что старшего Негоша в народе держали почти за святого, и семнадцатилетнего юношу утвердили, как теократического монарха. Радивой принял статус Владыки, постригся в монахи под именем Петр и правил страной до 1851 года, пока не умер в 37 лет от чахотки. Его трудами в Черногории был создан правительственный сенат, гвардия и органы судопроизводства. Он боролся за независимость от Турции, пресекал племенной сепаратизм внутри страны, запретил кровную месть вплоть до смертной казни, строил дороги и укреплял границы с Австрией. Просвещенный правитель открыл шесть светских школ, учредил типографию и писал стихи, вошедшие в Золотой Фонд сербской литературы. Большой сторонник югославянского единства, он не забыл наказов дядюшки, наладил традиционные связи с Россией, дважды ездил в северную столицу за помощью и финансовой поддержкой, восхищался русской культурой и посвятил свой сборник народных песен «Зеркало сербское» (1846) любимому поэту Пушкину. Невзирая на пристрастие к России, он вне сомнения заслуживал народного почтения, а что до русофильства, то в Черногории оно еще столетие цвело махровым цветом. Не зря сюда стекались беженцы после Великой Октябрьской. Их принимали с распростертыми объятьями. Касалось это не одной лишь Черногории. Вот здесь на кладбище был упокоен прах матросов и солдат эскадры Сенявина, погибших при освобождении города от наполеоновских войск, ну а в XX веке обитель стала последним пристанищем для многих белоэмигрантов.

Чр_ГН 18 С 34

А Херцег-Нови ведь лежал под Австро-Венгрией и никакого отношения к Черногории не имел. Савинская обитель чтила православную память. Памятная доска хранила образ Александра I Карагеоргиевича, монарха Королевства Югославии. Он посетил монастырь 6 октября 1934 года и уехал с визитом в Марсель, где через три дня был убит хорватскими усташами. Вместе с ним был застрелен глава МИД Франции Луи Барту, активно выступавший не только за возрождение Средиземноморской Антанты, но и за создание «Восточного пакта» с участием СССР. Смерть политика положила конец раздумьям о системе коллективной безопасности Европы.

Чр_ГН 18 С 17Чр_ГН 18 С 17 1

Третьей церковью монастыря была часовня Святого Саввы. Находилась она чуть выше по склону и дрога к ней лежала за пределами подворья.

Чр_ГН 18 С 35 1

Человеческая память – дело хитрое. Впервые в жизни я видела такой странный подарок родителям. Массивный постамент с пустыми памятными досками был подготовлен живому еще старшему поколению для их дальнейшего захоронения. В местном обществе это считалось очень достойным подарком. На фоне людской погребальной традиции наивная память деревьев уже казалась детской слезой.

Чр_ГН 18 С 37Чр_ГН 18 С 36к

Основное подворье осталось внизу, так и не очнувшись от сонного покоя.

Чр_ГН 18 С 40

Большая Успенская церковь была хороша, она добавляла помпезности кладбищу, зато Малый храм, будто хрупкая свечка, стоял посредине Вселенной и Вечности.

Чр_ГН 18 С 38Чр_ГН 18 С 39Чр_ГН 18 С 41

Боковая дорожка вела круто вверх. Вокруг сплошной стеной стоял непроходимый лес. Рассказывали, будто возле церкви лежала Савинова Дубрава с тропинками, дубами, соснами, прохладой и чудесным ароматом. То ли я вовсе ослепла, то ли последний курортный день ум совсем замутил, только выхода в лес я не заметила, лишь ступеньки вздымались вверх, да отважный маленький цикламен пробивал каменистый грунт, продираясь сквозь опавшие листья.

Чр_ГН 18 С 42 0Чр_ГН 18 С 42 01

Лестница, наконец, закончилась. Я перевела дух и замерла. Была в этой церкви какая-то сила, не то наивная искренность, не то первозданная мощь.

Чр_ГН 18 С 42

По преданию храм был выстроен в начале XIII века Святым Саввой, основателем независимой сербской церкви. Прибыл Савва на родину, когда ему минуло сорок, и был он не только княжеским сыном, но и великим строителем, за плечами которого стоял не один православный храм. Он и его отец Стефан Неманя, родоначальник королевской династии, прославились монастырем Хиланда́р, вставшим на склоне Афонской горы. Врала или нет легенда, однако ни вкуса, ни меры у Саввы было не отнять. Говорят, эту церковь разрушили турки и ее пришлось восстанавливать в XVIII веке, а потом добавлять притвор со сквозными арками, но кто бы ее ни строил, храм выглядел лаконично и емко и был не лишен изящества.

Чр_ГН 18 С 43 00Чр_ГН 18 С 43 0

Знал, знал Савва, где церковь строить! Отсюда сверху, мир представлялся, как на ладони, а близость неба давала мысли силу полета.

Чр_ГН 18 С 43Чр_ГН 18 С 45 0

Савинский монастырь был действующим, значит не музейные люди оставили на христианской земле этот старинный, скорей всего, римский артефакт, хотя при большом желании его, наверное, можно было признать и за крещение.

Чр_ГН 18 С 45

Видимо, мы задержались все-таки наверху. Навстречу по лестнице поднимался парень, правда двигался он неожиданным способом. Юноша прыгал на одной ноге, не имея в руке ни палки, ни посоха. Я бы его приняла за послушника, а вовсе не за спортсмена, хотя кто его знает, силу духа он укреплял или тренировал ноги.

Чр_ГН 18 С 46 0

А встретиться здесь могло, что угодно. Монастырь был не просто мужским, он был поминальным. Памятная доска жертвам концентрационного лагеря «Ясеновац» называла страшные цифры. Семьсот тысяч узников, пострадавших или погибших от рук братьев-славян усташей, превышало численность населения сегодняшней Черногории. Тут не то, что запрыгаешь, заползешь червяком, каждый день натыкаясь на каменный постамент, служивший памяткой черногорскому монаху.

Чр_ГН 18 С 47 00Чр_ГН 18 С 47 01

Да, традиция поминовения тут была везде. В двух шагах к выходу на привратной площадке высился обелиск, посвященный жертвам Первой мировой войны.

Чр_ГН 18 С 47Чр_ГН 18 С 48 0

Савинский монастырь считался душой и оплотом сербского православия в Боке Которской. Возрастом он уступал многим другим черногорским обителям, но Малая Успенская церковь стояла здесь с XI века и место святое было отмечено с давних времен. Чуждая мысли паломничества, я искала в церквях не чудотворные мощи, а великую силу духа, спрессованную в старых веках и редко заметную в новых. Здесь наверху сила парила в воздухе, мощный поток вселенских энергий сходился в одной точке. Не даром на месте церкви Святого Саввы прежде стояло римское капище, его нашли археологи при раскопках. Древние чуяли лучше нас открытые миру точки. Вдохнув глоток космического ветра, нужно было идти к обыденным делам. Завтрашнего отъезда никто не отменял. Последний день остался на купание

Чр_ГН 18 С 49

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *