Херцег-Нови. Старый город

Наш третий день в Черногории начался около полудня. После вчерашнего тура по Бока-Которской бухте хотелось с утра оттянуться, очухаться и отложить все дела на потом. Это касалось даже купания, не говоря уже о прогулке по Старому городу и походу на рынок, куда стоило заглянуть хотя бы из любопытства. Наконец, неспешно собравшись, мы отправились к центру по набережной, чтобы взглянуть, как она выглядит при свете. Прошлой ночью аллея казалась хождением в сказку, теперь хотелось проверить, сохранилось ли волшебство днем.

Чр_ГН 14 1 Стенная роспись выглядела лишней, но дух сказаний в воздухе витал.

Чр_ГН 14 3 Чр_ГН 14 2Чр_ГН 14 4

Когда-то по аллее проходила узкоколейка, соединявшая Черногорию, Хорватию и Боснию. Железнодорожная ветка Зеленика – Дубровник – Чаплина была построена в 1901 году по берегу моря в обход гор. В семидесятых ее разобрали по причине полной нерентабельности, вагоны продали в Португалию и оставили жителей тосковать по утраченному железнодорожному прошлому.

Чр_ГН 14 10 0 Чр_ГН 14 10 1

А много ли человеку надо, чтобы поверить в предание? Что старые песни туристам, если набережная казалась волшебным парком, королевским угодьем, возведенным невольным людом вовсе не для курортных забав. Тоннель в нависшей над морем скале и крепостные упоры стен мало вязались с пляжным отдыхом. А вот сказкой в какой-то далекой жизни они точно казались.

Чр_ГН 14 5 1 Чр_ГН 14 7 1

На скале стояла печальная девушка, скорбно глядевшая в море. На берегу кто-то рассказывал, что звали ее Бокой и по легенде она бросилась в море от несчастной любви. Возможно и так, но по мне, это просто был знак женской доли, природой прописанный здесь в судьбах приморских жителей.

Чр_ГН 14 9 1Чр_ГН 14 10

Эта модная набережная называлась Шеталиште Пет Даница (Šetalište Pet Danica), что в переводе означало «Пятидневный променад». Так и просилось на ум: «Вот пошатаешься неделю у моря и сразу получишь полное счастье».

Чр_ГН 14 13 0

Пет Даница тянулась длинной полосой вдоль Герцег-Нови от Игало до Мельине, двух ближайших предместий города, разве только выглядела она по-разному. Стоило исчезнуть лесистым склонам, как волшебство и сказочность испарились без следа и набережная превратилась в обычную курортную зону.

Чр_ГН 14 11Чр_ГН 14 12

Старый город выходил к морю мощной крепостью. Прямо к ней примыкал главный причал, где накануне экскурсионная яхта подбирала основной поток пассажиров.

Чр_ГН 14 14 02 Чр_ГН 14 15

Перед причалом стоял памятник королю Твртко I, заложившему крепость на берегу Боко-Которского залива. Основатель города ожидал почитания, но истукан этот бронзовый ни сочувствия, ни симпатии не вызывал. Горемычная девушка на скале была милее и выразительней. Памятный монумент установили в октябре 2013 года по случаю Дня общины Херцег-Нови, правда водрузили его задом к морю и лицом к крепости Форте Маре, видимо, в знак указания его исторических заслуг.

Чр_ГН 14 15 1

Улица вверх вела в старый город и отнимала последние силы. Называлась она «Путь партизан» и по сложности одоления вполне отвечала громкому названию. Может лет сорок назад я и справлялась бы лучше, но сейчас по страшной жаре каждый шаг требовал невероятных усилий.

Чр_ГН 14 16

Выходила улица на площадь Николы Джурковича (Nikola Đurković) — коммуниста, погибшего в схватке с фашистами. Ну куда еще мог вести путь партизан? Правда чаще ее называли Площадью с часами. Николу Джурковича туристы не знали, а башню с циферблатом ни с чем спутать было нельзя.

Чр_ГН 14 18

Где-то здесь рядом находился рынок, ради которого мы и поперлись знакомиться с городом в жуткую жару. Восхитительный ланч на кораблике и восторженные отклики очевидцев подогревали надежду получить на ужин вкусняшку. Пока, запыхавшись, я переводила дух, настырная Ленка пошла искать рынок.

Чр_ГН 14 17

За ближайшим углом она его и нашла, но встретил нас рынок так же уныло, как было в Которе. По буднему дню прилавки стояли пустыми и ничего, кроме веточек вялого базилика, торговля не предлагала. Теперь, отоварившись зеленью, можно было идти смотреть достопримечательности.

Чр_ГН 14 20 1

История города Херцег Нови, как, впрочем, и всей Боки Которской, просто пестрела от перечня государств, которые ими владели. О римлянах говорили их артефакты. Первое письменное упоминание о поселении появилось в 1382 году, когда король Боснии Твртко I заложил в противовес Дубровнику крепость Свети Стефан и рядом небольшую верфь. После смерти Твртко королевство развалилось, побережье отошло в другие руки и к середине следующего века новый хозяин Стефан Вукшич, признавший себя вассалом Арагонского короля, дал поселению права города и нарек именем Херцег-Нови, в честь полученного титула. В 1482 году город взяли турки. Османская власть длилась два века, с перерывом в 1538 – 1539 годах, когда Херцег-Нови заняли испанцы. Затем наступил черед Венецианской республики. Турок вытеснили в 1687 году, город назвали Кастельнуово (Castelnuovo) и правили им до исхода своей судьбы, когда силами Наполеона Венеция была захвачена и в 1797 году прекратила свое существование. Европа на месте «Светлейшей Республики» оставила на показ город на сваях и поделила ее территорию между Австрией, Францией и Италией. Вот так и случилось, Венеция пала и беспризорный Херцег-Нови вместе с Боко-Которской бухтой достался Габсбургам. Однако война продолжалась, Австро-Вегрия понесла поражение, Бонапарт хотел прибрать бухту к рукам, но бокезцы присягнули на верность российской короне. В 1806-1807 годах здесь стоял флот адмирала Сенявина, но затем русский царь передумал и отдал Которский залив Парижу. Под французами Херцег-Нови продержался до 1814 года, пока на Венском конгрессе его не вернули Австрии. Сборному Королевству Сербов, Хорватов и Словенцев город перешел в 1918 после распада Австро-Венгерской Империи. Во время Второй мировой здесь отметились итальянцы. С 1941 по 1944 Херцег-Нови подчинялся Муссолини, потом пришла социалистическая Югославия. Да, влияний здесь было побольше, чем в Которе. Вот и сейчас мы стояли перед воротами в Старый город и глядели на башню с часами. Называлась она Сат Кула или Сахат Кула и была выстроена по указу султана Махмуда в 1667 году.

Чр_ГН 14 21 1

У ворот башни стояли скамейки, на которых хотелось отдохнуть в тени. Пустынен был город Херцег-Нови, лишь под аркой сидела женщина и просила милостыню. Глянула я не нее и обомлела. Вальяжно сидела тетка в цивильной одежде и руки держала бережно с отлично сделанным маникюром. Вот как выглядели цыганки в солнечном городе Черногории. На кого же она, интересно, рассчитывала?

Чр_ГН 14 23

Путь через арку вел на площадь Херцега Степана, видимо, Стефана Вукшича, давшего крепости статус города. В центре стоял православный храм Святого Михаила. Был он, конечно, закрыт, как и большинство церквей в Черногории. Смесь стилей разных эпох относила ее к разряду эклектики, однако собранное в одном флаконе византийское, романское, готическое и даже исламское наследие удивительным образом отражало историю христианского населения.

Чр_ГН 14 24 Чр_ГН 14 25

Стефан Вукшич принадлежал Боснийской церкви, которую отлучили от таинств и католики и православные, предав их учение анафеме. Младший сын Вукшича принял ислам, был наречен именем Херсекли Ахмед-паши, пять раз назначался великим визирем, стал крупным военачальником и включил в состав Османской империи Герцеговину, победив при сражении 1483 года брата старшего Владислава Херцеговича. Папаша их там был воеводой и земли входили в семейное достояние. Из свежих примеров можно вспомнить Эмира Кустурицу, недавно принявшего православие, несмотря на мусульманское происхождение. Он говорил, что дальние предки были выходцами из Сербии и религия им досталась по принуждению. Так что нечего удивляться, что православная церковь с исламским узором в декоре стояла на площади отлученного еретика. Готика была в ней навеяна венецианцами. Площадь Херцега Степана в народе чаще звали на латинский манер Белавистой, что означало «красивый вид». Видно весь исторический микс и лежал в основе конструкции храма, когда его строили на рубеже XX века и освятили в 1911 году.

Чр_ГН 14 26

На Белависте красовался питьевой фонтанчик Карача. Кто-то считал, что это наследие турецкой эпохи, но были люди, утверждавшие, что это подарок богатого горожанина, установленный здесь в 2000 году. Я больше склонялась к туркам.

Чр_ГН 14 27

Что говорить, недаром церковь Архангела Михаила признавали украшением всего курортного региона. Вполне она вписывалась в сказочный антураж набережной.

Чр_ГН 14 32

Вниз по холму начались зеленые задворки. Парадность площади исчезла, вместо нее появились крепостные стены и средневековые ворота. Здесь находился второй выход из Старого города.

Чр_ГН 14 35Чр_ГН 14 36

На развалинах стен была расположена сцена для хора, рядом ютилась парковка автомобилей. Старый город закончился. Пора было возвращаться назад.

Чр_ГН 14 37Чр_ГН 14 38

Вот уж точно, у сказки сил не отнять! Эта эклектика нравилась мне все больше.

Чр_ГН 14 34 Чр_ГН 14 33

Да и питьевой фонтанчик добавлял волшебного настроения…

Чр_ГН 14 28

Как в зачарованном мире бродили мы по пустынным улицам, лишь изредка встречая потерянных путников, блуждавших в сонном царстве.

Чр_ГН 14 30 Чр_ГН 14 39

Улица Марка Цара вела от площади Белависты куда-то вниз, предлагая уставшим странникам заброшенные дворцы для продажи.

Чр_ГН 14 40Чр_ГН 14 42 1

А тем, кто готов был забыться на миг, вполне подходил центр искусств, как будто специально заточенный под медитацию.

Чр_ГН 14 43 центр искусствЧр_ГН 14 44 0

Улица Марка Цара выводила на площадь Мичо Павловича, безлюдную и пустую.

Чр_ГН 14 49Чр_ГН 14 45

В звенящей тишине стояли закрытая церковь, городской суд и музыкальная школа.  Чр_ГН 14 47Чр_ГН 14 48Чр_ГН 14 50

Этот затерянный мир охранял краснорожий циклоп, строго следивший за порядком.

Чр_ГН 14 55 0Чр_ГН 14 55 2

Католическая церковь Святого Иеронима была закрыта из-за нехватки прихожан. Сейчас внутрь пускали лишь по праздникам или по торжествам. Место это было отмечено еще мусульманами. Здесь стояла самая большая мечеть в городе. Венецианская армия, состоявшая из наемных солдат и местных жителей, вытеснила турок из города в 1687 году. Мечеть переделали в христианский храм и освятили его именем Святого Иеронима, видимо, в честь генерал-губернатора Далмации Иеронима Корнера, бравшего Херцег-Нови штурмом. Первая церковь пострадала от оползня и в 1856-1857 годах ее отстроили заново, приурочив работы к 200-летию освобождения от Османского ига. От старого храма сохранилась лишь колокольня, которую часто называли башней Святого Иеронима.

Чр_ГН 14 51

На пронизанной солнцем площади воздух стоял неподвижно, листья мертво висели на ветках, только жар стекал с неба, забираясь во все уголки.  Как-то враз одолела истома, тело вяло обмякло, опустилось вниз на скамейку и застыло, зарекаясь двигаться дальше. Даже дыхание моря не давало желанной свежести. Идти никуда не хотелось, говорить тоже, хотелось только сидеть, уставившись в синюю даль.

Чр_ГН 14 52Чр_ГН 14 53

Из глубокой задумчивости меня вывел человеческий голос. Мальчик спрашивал, где здесь вход в музей. Какой музей? Тут и людей нигде не был видно. Родители трясли путеводителем и говорили, что морской. Громкая речь развеяла оцепенение. Стоило поискать культурный объект и мы спустились вниз.

Чр_ГН 14 56

С высокой террасы открывался вид на морскую крепость Форте Маре, однако дороги к ней не было видно, рядом стояла небольшая церковь.

Чр_ГН 14 62

Чр_ГН 14 58 Чр_ГН 14 59 Католическая церковь носила имя Святого Леопольда Мандича, монаха-капуцина и священника, родившегося в Херцег-Нови в 1866 году. Выросший в православном мире мальчик-хорват с ранних лет просил Бога о слиянии религий. Его с годами назвали апостолом единства христиан и причислили к лику святых в 1983 году. Церковь, в которой крестили Мандича, стояла открытая. Строили храм капуцины в XVII веке и нарекли Успением Божьей Матери, однако сейчас все стены внутри были завешаны образами Святого Леопольда с рассказами о его пасторстве.

Чр_ГН 14 60Чр_ГН 14 61 Что до музея, то он здесь, действительно, был, хотя догадаться об этом удалось не сразу. Вход в павильон был закрыт, но часть экспозиции находилась снаружи. Музей якорей Херцег-Нови лежал под отрытым небом.

Чр_ГН 14 63

Чр_ГН 14 54

Любители моря уже давно исчезли. Мы снова остались одни на пустынной улице. Не зря говорили приятели, что турист наверху не тусуется. Отели, кафе и модные лавки теснились на набережной, а здесь на холме обитали местные жители.

Чр_ГН 14 64

Ну да, сюда мало ходили туристы. За ближайшим углом появился мост, ведущий в крепость Форте Маре. Он был такой же безлюдный, как и проулки Старого города.

Чр_ГН 14 65

К мосту выводила улица Марко Войновича, еще одного персонажа сербско-русских отношений. В отличие от командира петербургского порта Матии Змаевича, Марко был уроженцем Херцег-Нови. Он появился на свет в 1750 году, восемнадцати лет от роду поступил мичманом на русский корабль, воевал с турками, входил в число основателей Черноморского флота и был его командующим. Завершил он морскую карьеру званием адмирала. В его честь в Севастополе были названы бухта, балка, пристань и тоннель, носившие имя Графских. Дважды георгиевский кавалер он был также отмечен орденами Святой Анны и Святого Владимира. К слову сказать, род российских Войновичей отличался заметной воинской доблестью. Происходили они из Боко-Которской ветви средневековой сербской династии и прославились служением России. К своему удивлению, уже в Питере я узнала, что советский наш «выселенец», писатель Владимир Войнович причислял себя к древнему сербскому роду.от князя Ужитского Воина, воеводы и зятя короля Стефана Дечанского.

Чр_ГН 14 66 0

Улицы-лестницы вели верх-вниз, подтверждая слова о тысяче ступенек. Приятели не ошибались. Старый город не стал модной тусовкой и это было очень приятно.

Чр_ГН 14 67 0 Чр_ГН 14 68 1 Чр_ГН 14 69 0Чр_ГН 14 69
Хочешь, не хочешь, но попасть наружу можно было лишь через ворота. Мы вышли на площадь Николы Джурковича, как раз туда, откуда входили.

Чр_ГН 14 22 0

Путь домой шел по улице Негошева, названной в честь представительного рода Петровичей-Негошей, возглавлявших в Черногории церковную и светскую власть. За небольшой оградкой располагался храмовый комплекс, состоявший из церквей Святого Георгия и Святого Спаса. Храм Святого Георгия был построен во время венецианского правления на месте развалин турецкой мечети в конце XVII века. Церковь Спасителя завершили в 1713, но сегодняшним видом она обязана полной перестройке 1864 года. Реконструкция велась практически от нуля. Помимо храмов за оградой была расположена небольшая школа, где обучался юноша, ставший впоследствии владыкой Черногории, занявший этот пост в 1830 году. Правитель, реформатор, митрополит и стихотворец Петр II Петрович Негош имел репутацию самого выдающегося поэта сербской литературы.

Чр_ГН 18 С 1

Говорят, за ограду пропускали свободно, но по вечеру вход был закрыт. Впрочем, мы спешили домой. Жаркий день измотал силы и прокоптил до изнанки. Спасением от мук могло быть только море, без меры добродушное и милосердно ободряющее .

Чр_ГН 19 13 1

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *