Стокгольм. Вечер прощаний

Мы сидели на лавочке и мучились извечным вопросом, что делать дальше. Мысль пойти в Музей современного искусства тихо умерла при взгляде на часы. Время близилось к четырем. Наша зарубежная поездка была серьезным финансовым испытанием, поэтому требовала строгой экономии. Питались мы дома, а на вынос брали термос и всякие закуски в рюкзак. Это было много дешевле, но все равно требовало времени на подкрепление. В Питере нам взахлеб рассказывали про прикольный музей, расположенный под мостом. Видимо стоило посмотреть, какое такое чудо показывали в Стокгольме. До моста было рукой подать, к тому же он вел через остров Хельгеандсхольмен (Helgeandsholmen), куда мы еще не ходили. 

Ст вт кан 42 0 1

Музей средневекового Стокгольма, так он назывался, имел довольно любопытную историю. При реконструкции Риксдага рабочие выкапывали подземный гараж и обнаружили старую кладку XVI века. Призвали археологов, устроили раскопки и нашли фундаменты строений времен Биргера Ярла, остатки культурного слоя, одиннадцать лодок четырех разных веков и кладбище множественных захоронений. Дело происходило в конце семидесятых, шведы в ту пору уже прошли строительный бум, когда рушили древние здания и возводили на их месте функциональный новострой. Только ленивый не сокрушался позднее о Нормальме, потерявшем в те годы свою старинную прелесть. Решение приняли однозначное. Парламентариев лишили гаража, вместо него под мостом открыли музей и разбили перед ним сквер.

Ст вт кан 49

Итак, во второй половине дня мы стояли на том же мосту, где утром разошлись со взводом караула. Гвардейцы двигались в обход по набережной и шли вдоль Риксдага. Пришла пора и нам следовать их путем.

Ст вт кан 44Ст вт кан 45

Набережную Нормальма в славные шестидесятые не трогали, новаторы шуровали только внутри квартала. Они сносили рядовую застройку, а на здания власти не посягали. Вдоль берега тянулась Шведская Королевская опера, заменившая на рубеже XX века старый театр, детище Густава III, бывшее его пристрастием и ставшее местом гибели. Короля застрелили в опере.на бале-маскараде. Дворяне боролись с самодержавием и шли самым легким путем. Спустя сто лет примерно так же разобрались и со Столыпиным. Удобное место театр, для многого годилось. Старое здание снесли из-за малости помещения, новое возвели в честь Оскара II, даже вход королевский отдельно сделали, не с парадного крыльца, а скромный подъезд с набережной. Не слишком броскую дверь мы заметили лишь благодаря автомобилю, нелепо стоявшему на тротуаре. Принадлежал он компании Imtech, известному в Европе мастодонту по решению проблем технического и прочего оснащения публичных мест и крупных корпораций. По нашим-то временам, любые услуги информационно-коммуникационных технологий, мыслимые или немыслимые, были намного важнее, чем какой-либо скромный монарх или президент.

Ст вт кан 54

С другой стороны моста стоял дворец Арвфурстен (Arvfurstens palats), в переводе название означало Дворец наследника престола. Хозяйка, сестра короля принцесса София Альбертина начала перестройку старого здания в виде точной копии густавинского театра, но завершила работы лишь спустя десять лет в 1794. Сейчас в нем находилось Министерство иностранных дел.

Ст вт кан 50 2

Как только возвели новый театр, тут же возникло и недовольство. Здания выходили на площадь Густава Адольфа, прежде звучавшую мощным аккордом симметрии.

Ст вт кан 55

Впрочем, нынешним жителям потерянная гармония была совершенно безразлична.

Ст вт кан 51

Собственно и нас значительно больше занимали водные просторы города. Здесь везде можно было купаться и ловить рыбу, не опасаясь вредных последствий.

Ст вт кан 52

У нас в Петербурге сладкие эти занятия давно находились под запретом.Ст вт кан 53

Площадь Густава Адольфа шведы должны были считать площадью славы. Недаром во дворце Арвфурстен они  разместили Ст вт кан 57Министерство иностранных дел, а в здании, стоящем сразу за памятником, Министерство обороны. Забавно, конечно, было, что в том же доме примостился и Музей танца, видимо, для подтверждения статуса страны, как нейтральной державы. Главным-то героем на площади был Густав II Адольф, слепивший из бедной аграрной Швеции владычицу морскую, царившую по всей Балтике. Это он указывал своим сподручным, верховному канцлеру Акселю Оксеншерну и музе истории Клио, куда посылать войска и где расположен главный враг. Палец был направлен на Россию, причем конный памятник поставили в 1796 году, а фигуры компаньонов появились позже, уже в 1906. Что бы там ни думали шведы, но добром Ст вт кан 58хотелось вспомнить министра иностранных дел Кнута Агатона Валленберга за отвоеванную им в дискуссиях нейтральную политику страны. Площадь завершалась Северным мостом Норбру (Norrbro), выводившим на королевский дворец. На постаментах стояли львы. Вообще-то, царь зверей встречался в городе повсюду, но вокруг дворца их наплодилось тьма тьмущая. Здешних львов поставили в 1926, сняв слепки с египетских оригиналов прошлого тысячелетия. Швеция включила этот символ силы, мужества и великодушия в свой герб, а вот чего добивался Григорий, понять так и не удалось. Если хотел силы набраться, то зачем ждал помощи от копии. У нее, сердешной, все равно мощи нет, одна симуляция. Если думал меня поторопить, то я и так  уже стремилась к музею.

Ст вт кан 59

Мост Норбру просматривался насквозь, лишь пенсионеры сидели у парапета. Что ни говори, вполне подходящий путь для караула.

Ст вт кан 61

Попасть в музей можно было только из сквера, в котором вовсю резвились дети.

Ст вт кан 62

В середине садика, шведы его называли Партер, стояла скульптура Карла Миллеса, созданная в честь Эсайаса Тегнера, знаменитого шведского поэта-романтика XIX века. «Песнь к Солнцу», отлитая в бронзе, олицетворяла одноименный гимн поэта и была возведена в 1926. В Стокгольме, и так полном памятников, часто встречались работы Миллеса. Существовал даже музей-галерея и парк скульптур Миллесгорден, поездка в который никак не складывалась, хотя безумно хотелось туда попасть. Парк был далеко, а шведское прошлое близко.

Ст вт кан 63 1

На входе висел экран, там непрерывно крутили виды средневекового Стокгольма.

Ст вт кан 64

Надо сказать, что среди картинок особенно выделялась одна. Кое-кто из туристов Ст вт кан 48 2тут же заподозрил в ней НЛО и стал бурно этот факт обсуждать. Хотелось поверить, но увы – картинка оказалась с историей. Мало того, что ее копия висела в Кафедральном соборе Стокгольма, так и в сувенирной лавке она была растиражирована на всех памятных предметах. Уникальность рисунка состояла в том, что это было первое известное изображение города. Картину заказал городскому художнику викарий церкви. Феномен на небе был «ложным солнцем». Его в средние века понимали, как плохое предзнаменование и священник сохранил память о явлении в виде назидания. История погодных страстей даже была описана в 1535, а картинка попала в число безусловных брендов города. Во всяком случае, запоминалась она надолго. Музей оказался довольно симпатичным. Под стать было показывать его начальной школе, настолько доходчиво выглядела экспозиция средневекового города. Тщательно собранная смесь артефактов и современных точно выровненных арок вызывала улыбку, однако смотрелась наглядно.

Ст вт кан 68Ст вт кан 66

Если арочные вставки могли еще являться новоделом, то подлинные находки узнавались сразу, хотя и были перемешаны с современными работами. Фигурку кряжистого мужичка создал нынешний мастер, а сила въедливого шаржа на Ханса Браска объяснялась подписью об изворотливости епископа в трудные времена шведско-датских противостояний XVI века.

Ст вт кан 65 1Ст вт кан 67


Никаких леденящих душу винтовых лестниц, о которых рассказывал раззадоренный информатор, нам не показали, зато можно было посидеть у остатков крепостной стены и посмотреть, как строили свои корабли викинги. Давно забытый детский интерес поборол взрослый скепсис и не ругал администрацию за простодушный подход. Все годилось к делу. Кроме того, история места тоже была любопытна.

Ст вт кан 64 001Ст вт кан 64 012

Хельгеандсхольмен, или остров Святого Духа,назывался так по имени приюта, где на рубеже XIV века находилась часовня, больница и дом престарелых. Расположен приют был на месте нынешнего Риксдага и принадлежал католической епархии. Густав Васа выдворил все богоугодные заведения подальше от своей резиденции, перевел больницу в Danvik на Сёдермальме, мимо которого шел паром по дороге в Стокгольм, свободные земли раздал дворянам, но построек не тронул. Крепостная стена и здания простояли на острове до XX века, пока их не заменил Риксдаг. Глядя на снимок 1897 года, можно было понять, почему шведы снесли остатки приюта.

Ст вт кан 48 1

На рубеже века их мало интересовал туристический бизнес. Вместо зловещих и тесных, ужасающе-сказочных трущоб они дали простор и воздух.

Ст вт кан 48 0

Крошечный островок между Гамла станом и Норрмальмом стал для жителей местом отдыха и прогулок, а кое-кому даже ночлегом.

Ст вт кан 70 0 2

Ст вт кан 69

Ст вт кан 70 1

Самый маленький из трех островов старого города был отделен от Стадсхольмена каналом, текущим вдоль Дворцовой набережной.

Ст вт кан 71

У дворца на ждал сюрприз. Такой родной в европейском городе петербуржец не только выбрал самое подходящее место для парковки, но и предупредил местных жителей, что хорошо знаком с правилами безопасности.

Ст вт кан 72

На Монетной площади все было по-старому. Наглые чайки лезли к объедкам, львы следили за порядком, автобусы «Сядь, где вышел» сновали тут и там, а усталые туристы перед следующим броском подкрепляли силы горячим кофе.

Ст вт кан 74 1

Ст вт кан 75 0

Нам вечером везло на соотечественников. В Швеции мы за все платили карточкой. В сетях и частных беседах рекомендовали пользоваться личным счетом, но мороженое продавали только за наличку, а она закончилась. Григорий отправился к автоматам на разведку. Пока он стоял, задумавшись, у сортира, на помощь прибежал россиянин, пару минут назад слышавший нашу речь. Он подсказал, что плату в заведение брали только с женщин, а мужики ходили свободно. Остановка была случайной, зато информация оказалась очень полезной, да и позубоскалить насчет гендерного неравенства было на редкость приятно.

Ст вт кан 73

Пришлось посидеть, посмотреть вокруг и обойтись без мороженого.

Ст вт кан 76 2Ст вт кан 76 1

 

Завтрашним днем ранний поезд увозил нас в Мальмё. Следовало заранее взглянуть на вокзал, чтобы потом не путаться в перронах. Время клонилось к вечеру, надо было уходить и Старый город звал тем же путем, что и полдня назад.

Ст вт кан 75 00

Странное дело, но после музея средневековый дух набрал полную силу. Улицы казались уже, стены глуше и свежая краска не веселила. Сквозные щели гнали вперед, хотелось поскорей куда-нибудь выйти.

Ст вт кан 81 1 1Ст вт кан 83 1

Бойкая магистраль рассыпала соблазны, манила сувенирами и пугала злодеями. В одном из бутиков мы столкнулись с бывшей нашей соотечественницей. Девушка укатила в Швецию в начале перестройки, вышла замуж за директора Нобелевского фонда и теперь торговала в престижном магазине. Ни возразить, ни поверить мы не могли, так и слушали, развесив уши. Кто знает, была там правда или нет, но мы пали под ее натиском и купили что-то из сувениров, положившись на ее советы.

Ст вт кан 86

Пока я принюхивалась к кебабнице и заглядывала в проходной двор, какой-то прохожий резко затормозил, сунул нос в подворотню, пожал плечами и зашагал дальше. Где уж парню было понять голодного туриста, его ведь запахи не влекли.

Ст вт кан 84 1Ст вт кан 85 1

День получился просто сумасшедший. В голове не укладывалось, как он уместил все наши поездки. Торопясь утром на каналы, мы даже не заметили церкви, стоявшей на соседнем углу. В средние века этот квартал был населен немцами. Мощная торговая корпорация имела свою гильдию, носившую имя Святой Гертруды, покровительницы путешественников. С приходом Густава Васы немцев изрядно потеснили. Лишь к середине XVI века им разрешили проводить богослужения на родном языке в отведенной финнам часовне, которую приходилось делить между общинами, а в конце века разместить церковь в главном корпусе гильдии. Здание приняло современный вид в 1642, когда страсбургский архитектор Якоб Кристлер расширил молельную комнату до храма в стиле немецко-голландского Возрождения с неким намеком на готику, хотя нынешняя башня со шпилем появилась лишь в 1886 Старая рухнула во время пожара и возводил ее заново Юлиус Рашдорф, создавший спустя двадцать лет Домский собор в Берлине. Строили церковь мастеровитые люди, а вот кому из них пришло в голову разместить наверху водостоки в виде горгулий, оставалось для меня загадкой. С тех пор единственная в Стокгольме Немецкая церковь Святой Гертруды Нивельской охраняла жителей от внешнего зла с помощью окаменевших душ грешников, принявших облик драконовидных змей.

Ст вт кан 91 кСт вт кан 91 04

Дома на узких улицах Старого города были, конечно, перестроены. Мне довелось в восьмидесятых видеть а Бухаре район средневекового быта, где люди по доброй воле и согласию жили в хибарах между медресе и минаретами. Все делалось для поддержания достоверности и для того, чтобы древний город не выглядел мертвым. Свежий кирпич на достроенных выше половины башнях подлинности не мешал, а человек являлся дополнением для вида. В распоряжении жителей была колонка во дворе и огражденный стенками до плеч сортир на помосте. Врали наверное экскурсоводы про суперзадачу, нагоняли эксклюзив по причине отсутствия средств, однако смотреть на изысканный краеведческий опус было жутко. В шестидесятых Стокгольм простым сносом зданий решил в Нормальме менее острые, но, видимо, схожие проблемы, а Гамла стан пощадил, хотя наверняка перелопатил в домах все подряд. Хорошо, если стены не тронул, но верилось в это с трудом, слишком часто источники ссылались на перестройки, да и аналогия напрашивалась сама собой.

Ст вт кан 88 1  Ст вт кан 90 к1

 

Хотелось, конечно, попасть внутрь квартир, но вряд ли жителей обременял быт, скорее досаждал бурлящий людской поток. Старый город пугал посетителей прошлым, стращал планировкой улиц, гукал проходными дворами, но страху большого не вызывал, пребывая милой забавой. Туристам игрушка была кстати, она давала и зрелище и хлеб, ну а что считали обитатели домов оставалось загадкой.

Ст вт кан 94 1

Ст вт кан 94 3

На вокзал мы все-таки поехали, чтобы навести справки о завтрашней поездке. Все складывалось на редкость удачно. С транспортом мы разобрались, улицу хорошо знали со вчерашнего дня, нужный автобус ходил где-то рядом и направление, куда идти, было известно. На повороте с центральной магистрали свет стал глуше, народ исчез, ни транспорта, ни остановки не было видно. Мы шагали вперед безо всякого толка или удачи. Время близилось к десяти. Еще с утра пасмурный день совсем потемнел. Пустая улица явно намекала, что мы все-таки заблудились. Наконец, впереди показался парень. Он ничего не знал про дорогу, но влез в интернет и нас успокоил. И улица была та, и транспорт ходил до часа ночи. Через пару минут мимо нас просвистел автобус, а чуть позже, уже в салоне следующего мы сговорились с шофером, что он подскажет, где выходить. Дороги мы не знали, однако у нас был помощник-водитель и все снова получалось прекрасно. Мы даже не сразу поняли, что в середине пути шофер вышел, уступив место сменщику. В который раз жизнь повторяла одно и то же. Парень мог послать, но поискал и нашел, а водителю было наплевать. Что тебе Швеция, что Россия – всему голова человеческий фактор. На мосту оказалось неожиданно светло, то ли тучи разогнало, то ли дома расступились. Парень искал в сети расписание автобусов, которое в Стокгольме выполнялось удивительно точно. Такой скрупулезности мы больше нигде не встречали.

Ст вт кан 96

Полюбовавшись на непременный атрибут автобусной остановки, мы решили погулять по озеру, тем более, что снова прорезались белые ночи.

Ст вт кан 101 1Ст вт кан 102

При всей своей многовековой истории Стокгольм казался городом молодым. Шведы разрушали то старое, что относило город к древности, и строили на полях, болотах и скалах новую столицу, отвергавшую прежнюю дикость и затхлость. Один этот принцип новизны роднил ее с Петербургом, хотя цена затрат, безумная по-русски и практичная по-шведски, различала их кардинально. Юный, открытый, свободный от предрассудков Стокгольм выставлял на показ свой модерн, отраженный в струящихся водах, и не стеснялся районов, больше похожих на пригородные угодья, где жизнь не теснилась под давлением крупномасштабных громадин.

Ст вт кан 103

Ст вт кан 104

Островок Лилла Эссинге был, безусловно, местом дорогим. Недаром тут сновали катера и качалась на волнах пристань, явный признак обеспеченной жизни.

Ст вт кан 106Ст вт кан 107

Напротив пристани была разбита детская площадка. Открытая и всем доступная, она плохо соответствовала нашему пониманию состоятельности своим полным отсутствием кичливости. Конечно, тут был не Юргорден, однако на душе теплело.

Ст вт кан 109Ст вт кан 111 1

И все-таки, восторг от Стокгольма был связан с простором воздуха и воды, что тоже роднило его с Петербургом. Кто-то считал, что Петр I слизывал облик города со шведской столицы. Если и так, то лишь потому, что строил его на большой воде. Примеров подобных решений было много, но для заимствований могла сгодиться и Швеция. Строили города по-разному, однако балом правила природа и единство у них было одно – распахнутость пространства, обилие островов и неохватность воды. Строгость, величие и державность лишь дополняли дворцы и здания, стоявшие на опрятных набережных. И в этом таилась вся суть, будь то парадный центр города или маленький остров со скромными берегами. Ничего не поделаешь, тяготила меня скученность, а раздолье простора вызывало восхищение. Да разве я была одна? Поздним вечером, когда улицы давно стояли пустыми, выгоняло что-то людей за границы привычного, на свободу и волю в мир своих желаний.

Ст вт кан 113Ст вт кан 115

Над простором вод висел самый длинный в Швеции мост Вестербрун. Его относили к знаменитым символам Стокгольма. Оттуда и вправду вид открывался отменный. Зато птиц разных, парящих в небесах, видно было и с нашего берега.

Ст вт кан 116 2Ст вт кан 117

Прогулка подходила к концу, когда на мобильник пришло сообщение от хозяина квартиры. Молодой человек просил оставить ключи в почтовом ящике, а не ждать его прихода, как договаривались накануне. С приятностью поужинав, мы принялись искать почтовый ящик. На входной двери не было ни ящика, ни маломальской щели. Тщательный осмотр парадной тоже не дал никаких результатов. Ситуация грозила обернуться катастрофой. Звонить к соседям было поздно. Условия съема даже разговаривать громко запрещали после одиннадцати, а это время уже минуло. Пока мы метались в поисках, у дома остановился фордик и местный житель стал разгружать строительные материалы. Ах, какое это была счастье! Мы бросились к нему и умоляли показать почтовый ящик. Только сдуру можно было надеяться на удачу. Средних лет мужчина посмотрел на нас с подозрением и ушел, обещав вернуться. Я долго ждала на лестнице без толку. В голове уже копошились мысли, что мужик сообщал в полицию про террористов, подкладывавших бомбу в почтовый ящик. Приятный сюрприз с ключами обернулся ударом под дых. Парадная дверь, распахнутая настежь, вселяла в меня некоторую надежду. И все же счастье пришло. Оно появилось в двенадцать в облике молодого человека со смеющимися глазами. Он выслушал наши жалобы, подошел к двери и надавил на табличку с именами хозяев. Сколько раз мы ее дергали, крутили и нажимали, да видно не там, где надо. Шок изумления был настолько силен, что парень не смог удержаться от хохота. Так в три глотки смеха и завершилось наше злополучное происшествие. После сильных потрясений самое время было сходить на берег, успокоиться, остыть и взглянуть в последний раз на озеро Меларен, с мерным шумом катившим волны.

Ст вт кан 112

Случайностей в жизни не бывает. На берегу стояла скульптура, в которой без труда можно было узнать «Танец» Анри Матисса в металле. Возможно шведы думали, что Культурной столицей Европы Стокгольм избрали не зря и любую честь следовало принимать с достоинством. Но мы-то точно знали, картина висела у нас в Эрмитаже и этот символ был знаком судьбы, что наши города объединяла не только вода.

Ст вт кан 118 2

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *